bolshojzmej (bolshojzmej) wrote,
bolshojzmej
bolshojzmej

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:
  • Music:

Воспоминание о Паше. Часть 1.

Умер мой одноклассник Паша. Псот об этом напишу позже,

Белка намба ван.

Если б понадобилось, я мог бы взять календарь и точно назвать числа этого моего запоя. Это была Страстная неделя, и я, как всегда, расчувствовался. Атеисты сказали бы, что по весне витаминов не хватает, а Галка, профилактически подозревающая меня в шизофрении – что это весеннее обострение.

Чем бы это ни вызывалось, но время для того, чтоб погрустить, очень подходящее. Все витамины можно получать, промывая организм моим натуральным переброженным виноградным соком – до вина ему ещё года бы два, а так не терпится попробовать. После чего поставить “Jesus Christ Superstar” и плакать снова в тех же местах.

Галка с Машей уехали в Одессу к уникальному китайцу, который взялся попробовать лечить Машу иголками. Чтоб не снимать жильё по 100 гривен, Галка воспользовалась подсказкой Тани из Ялты – устроилась в монастырь паломником, 20 гривен за келью. Первые дней 10 я ещё держался, весь день предавался трудам и заботам и только вечером дегустировал стаканчик. А как узнал, что Галка собирается задержаться в монастыре до Пасхи, а я должен тут мучиться от одиночества уже не ради вероятно благого дела, а только в угоду всем этим галимым предрассудкам… очень я рассердился и в знак протеста решил провести всю эту неделю в анабиозе. Вот они, драконы-то, сказал бы уважаемый Фёдоров.

Вина в кладовке полно, зимой я пробовал результаты своего виноделия достаточно осторожно, и даже прошлогодних пяток сбережён. Когда вина вволю, не нужны ни еда, ни вода, так что из дома можно вообще не выходить… разве что полблока сигарет надолго не хватит. Ну, тогда можно и протрезвиться, а пока пожить без распорядков. Иногда просто противно становится, что опять такое же утро, такой же день и с небольшими вариациями вечер. Хочется взять не просто тайм-аут, а самоотвод, как пел Егорка. Проснувшись, никакого чая, зубной щётки и бритвы, а сразу универсальный заменитель всех процедур. Покурить, погрустить, подумать, в окошко позырить. Иногда даже стишок может сложиться. Музыку даже пока не включать, послушать ветер и тополя, для этого выйти на балкон, вдохнуть сопревшие за зиму листья и жирную, готовую к родам, живую землю.

Стоять, конечно, быстро надоедает, можно присесть в старое кресло, покурить на свежем воздухе. Через какое-то время, по вдохновению, глотнуть ещё – и  сразу же ещё мучительно-слаще запахи и нежно-грустней воспоминания.

Можно и поваляться. Поставить Олю Алтуфьеву, которую уже года три не слушал, или перечитать в который раз любимые места из «Идиота». Даже включить ящик и полистать каналы – раз-то в жизни можно?

Всё выключить и помечтать в тишине, наблюдая верхушки тополей и орехов за окном. И, конечно, помолиться. Я имею в виду, без поклонов и без слов – просто отдаться наплывающим образам и растворяться в любви. Кто бы ни вспоминался – ощущать, как он мил, и забавен, и трогателен. Наполняться счастьем жизни и преисполняться благодарностью за него. Рыдать от счастья, а проплакавшись, проверить, сколько ещё осталось в очередной бутылке.

Своё вино коварно тем, что магазинным ты рано или поздно траванёшься критически, так что организму придётся проблеваться, проссаться и пропотеть, и когда через пару дней болезнь начнёт отступать, тебя ещё неделю будет воротить от одного вида этих привычных этикеток. А от моего вина, у меня по крайней мере – никаких неприятных физических последствий. И пока пьёшь, координация движений и острота мысли лучше, чем когда трезвый, можно съездить к тёте, и она ничего не заметит. И когда проспишься – никаких ломок, самочувствие превосходное, а если сделать пару глоточков – так вообще сказка.

Вследствие этого гораздо проще достичь кондиции, когда начинает ехать крыша. Это именно в том случае, если утром делать пару глоточков и продолжать каждый раз, как начинает попускать. Если начать день с трезвяков, к вечеру действительно начнёшь трезветь, и если есть, чем заняться, не пить не только легко, но даже радостно. И если выпивать только вечерами, достаточно много лет будет казаться, что всё в порядке, хотя на самом деле рано или поздно всё равно накроет, особенно если каждый вечер, а не в отдельных случаях. А когда пропустил полстаканчика с утра – всё, больше не пить до вечера можно, но очень неприятно. А догнался – вот и начался запой, потому что день пройдёт прекрасно, но ближе к ночи рубанёшься раньше, чем по обычному графику, очнёшься среди ночи, помучаешься бессонницей, наконец решишься принять ещё, проснувшись утром, будешь ещё пьяным и т.д. Два-три дня такого скольжения пролетают, как в сказке, но потом кайфушку почему-то сменяет чернушка.

Обязательно начинается паранойя. Страшно выйти на улицу, потому что все сразу догадаются, что с тобой что-то не в порядке. Причём это действительно так – настроенные профессионально не только сразу почуют, но и отреагируют. Начнут цепляться какие-то бомжи. Такие уродцы вдруг откуда-то повылазят – как в “Jesus Christ”, когда Он идёт по ущелью, и из пещер лезут чёрные калеки, тянут к Нему клешни. Ментам тоже лучше не попадаться.

Это когда с похмелья и пытаешься держаться. Если выпить полстакана – опять оптимизм и никакой паранойи, но ненадолго, после чего догоняешься, пока не отключишься. Ещё одного дня как не бывало.

Крайне высаживает на измену звонок в дверь. Днём, посмотрев в глазок, можно и выйти, заплатить за уборку лестницы или кабельное – когда при запое выпиваешь, ощущаешь себя трезвым, и чаще всего никто и не догадывается, что ты датый, вот переживающий похмелье – это сразу заметно. Свидетелям Иеговы можно и не открывать, прямо через глазок перекрестить их. Вечером, чтоб никому не вздумалось звонить, не хочется включать свет, только самый слабый и музыку тихонечко.

При полной тишине начинают беспокоить звуки за окном балкона. Почему-то на каждую машину само непроизвольно чудится – не за мной ли приехали? Почему-то именно в зловещем смысле, а не в том, что Таня из Ялты или Эля с Wалидом. Да и просто когда гопники матерятся, тоже не очень приятно. В нормальном состоянии их просто не слышишь, но при алкоголизме от любого звука подпрыгиваешь.

Это когда один дома. С Галкой, конечно, можно забухать с ощущением полной безопасности, как Кастанеда под наблюдением дона Хуана.

Паранойя – это не слушается психика. Параллельно перестают слушаться мозги. В голове поселяется упорная неуловимая муха. Крутится и крутится фраза из какой-нибудь песни или собственная строчка, вообще что угодно, любая ерунда, неотвязно изводит, даже спать не даёт. Если хлебнуть, минут на 20 отпускает, а потом опять. Или начинает вдруг хотеться комментировать вслух любое своё действие, причём к любому такому комментарию тут же лезет самая, что ни на есть, дурацкая рифма. Иногда злонамеренно матерная.

Но начало запоя настолько всё же приятное, что давно уже прекрасно зная, чем это кончается, трудно удержаться от такого простого способа убить время, когда нет настроения ничем заниматься.

Ездить на участок и наводить там порядок совсем не хотелось. Последние дни то и дело шли дожди, земля не просыхала.

Tags: рассказы
Subscribe

  • Православие как способ отличаться от окружающих.

    Свершилось великое знамение – уже несколько дней Галка молится без носков (или без носок?). Когда +33 в тени, в носках не айс. И это…

  • She’s a woman (c, Beatles).

    У нас в магазинчике два вида яиц – «Партизаны» (типа совхоза или как сейчас такие хозяйства называются?) и…

  • Кишкованья псто.

    Моя первая жена москвичка Инка называла ленинградцев «блокадники». Я не москвич, но иногда это определение приходит мне в голову.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments